BYZ.RU

Сайт всех Бызов

Евгений Онегин (без мата)

Мой дядя — самых честных правил.
Когда не в шутку занемог-
Кобыле так с утра заправил,
Что дворник вытащить не мог.

Его пример — другим наука.
Что жизнь?Не жизнь — сплошная мука!
Всю жизнь работаешь,копишь,
И недоешь, и недоспишь.
Ан нет!Готовит снова рок
Последний жесткий свой урок.

Итак, хана приходит дяде.
(служанки этим сильно рады.)
И в мысли мрачны погружен,
Лежит на смертном одре он.

А в этот столь печальный час
В деревню вихрем к дяде мчась
Ртом жадным к горлышку приник
Наследник всех его сберкниг.

Племянник.Звать его Еевгений.
Он,не имея сбережений,
В какой-то должности служил
И милостями дяди жил.

Евгения почтенный папа
Каким-то важным чином был.
Он осторожно,в меру хапал,
И много тратить не любил.

Но все же как-то раз увлекся.
Всплыло что было,и что нет…
Как говорится,папа спекся —
И загудел на десять лет.

А будучи в годах преклонных,
Не вынеся волнений оных
В одну неделю захирел,
Пошел в сортир-и околел.

Мамаша долго не страдала-
Такой уж женщины народ.
«Я не стара еще,-сказала,-
Пусть подыхает сей урод!»
И с тем дала от сына ходу.
Уж он один живет два года.

Евгений был практичен с детства.
Свое неверное наследство
Не тратил он по пустякам.
Пятак слагая к пятакам.

Он был глубокий эконом-
То есть,умел судить о том,
Зачем все пьют и там, и тут,
Хоть цены все у нас растут.

Любил он трхаться — и в этом
Не знал ни меры,ни числа.
Друзья к нему взывали — где там!
Душа потрахаться звала!

Бывало,на балу, танцуя,
В смущеньи должен был бежать:
Не мог без несчастий он,ликуя,
Девицу в страхе удержать.

И ладно б,если б все кончалось
Без шума, драки, без скандала.
А то ведь получал,красавец,
За баб от каждого нахала.

Да только все без толку было:
Лишь оклемается едва-
И ну пихать свой мотовило
Всем, будь то девка,иль вдова.
Сношаемся мы понемногу
Уж где-нибудь,да как-нибудь
И траханьем уж, слава Богу,
у нас не запросто блеснуть.

Но поберечь не вредно семя.
Член к нам одним концом прирос!
Тем более,что в наше время
так на него повышен спрос!

Но — ша.Я, кажется,зарвался.
Прощения у вас прошу.
И к дяде,что один остался,
Вернуться с вами поспешу.

Ах, опоздали мы немного-
Старик уже в бозе почил.
Ну,мир ему.И слава Богу,
Что завещанье настрочил.

Вот и наследник мчится лихо,
Как за блондинкою грузин…
Давайте же мы выйдем тихо-
Пускай останется один.

Ну,а пока у нас есть время,
На злобу дня поговорим.
Так что я там писал про семя?
…Попозже мы займемся им.

Не в этом зла и бед причина-
От баб страдаем мы, мужчины.
Что в бабах прок?- одна бурда!
Да и она не без вреда!
И так не только на Руси:
В любой стране о том спроси:
«Где бабы,- скажут,-быть беде!
Шерше ля фам — ищи! Ногде?»

Где бабы — ругань, пьянка,драка.
Но лишь её поставишь раком,
Концом её перекрестишь-
И всё забудешь, все простишь.

Да только член прижмешь к ноге-
И то уже порой — эге!
А ежели еще миньет!
А ежели еще… Но нет.
Черед и этому придет,
А нас пока Евгений ждет.

Но тут насмешливый читатель
Возможно мне вопрос задаст:<
«Ты с бабой сам лежал в кровати?
Иль,может быть, ты педераст?
Иль,может, в бабах не везло,
Коль говоришь, что в них все зло?»

Его без гнева и без страха
Пошлю интеллигентно на хрен.
Коль он умен — меня поймет,
А коли глуп — так пусть идет.

Я сам люблю, к чему крывать,
С хорошей бабою кровать.
Но баба бабой остается,
Но не всегда мне достается…

Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в первый день, без рассуждений,
В кусты крестьянку поволок.
И, преуспев там в деле скором,
Спокойно вылез из куста,
Обвел свое именье взором,
Поссал и молвил: «Красота!»

Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить,
Решил в то время наш Евгений
Такой порядок учредить:

Велел он бабам всем собраться,
Пересчитал их лично сам;
Чтоб легче было разобраться,
Переписал их по часам.

Бывало, он еще в постели
Не сполоснув еще лица,
А под окном уж баба, в теле,
Ждет, не дождется у крыльца.

В обед — еще, и в ужн — тоже
Да кто ж такое стерпит,Боже!
А наш герой, хоть и ослаб,
Сношает днем и ночью баб.

В соседстве с ним, и в ту же пору
Другой помещик проживал.
Но тот такого бабам пору,м Как наш приятель, не давал.

Звася сосед — Владимир Ленский.
Приезжий был, не деревенский.
Красавец, в полном цвете лет,
но тоже свой имел привет.

Похуже баб, похуже водки.
Не дай вам Бог такой находки,
Какую сей лихой орел
В блатной Москве себе обрел.
Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной —
Его душа была согрета
Наркотика струей шальной.

Ширялся Вова понемногу,
Но парнем славным был, ей-богу
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.

Ведь наш Онегин в эту пору
От траханья уж изнемог.
Лежит один, задернув шторы.
И уж смотреть на баб не мог.

Привычки с детства не имея
Без дел подолгу пребывать,
Нашел другую он затею:
И начал крепко выпивать.

Что-ж, выпить в меру — худа нету,
Но наш герой был пьян до свету,
Из пистолета в туз лупил,
И, как верблюд в пустыне, пил.

О! Вина,вина! Вы давно ли
Служили идолом и мне.
Я пил подряд: нектар, «Баржоми»
И думал: истина — в вине!

Ее там не нашел покуда
И сколько не пил — все вот ще,
Но пусть не прячется,паскуда!
Найду, коль есть она вообще!
Онегин с Ленским стали други:
В часы свирепой зимней вьюги
Подолгу у огня сидят,
Ликеры пьют, икру едят.

Но тут Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
На все вопросы невпопад
И уж давно смотаться рад,
И пьет уже едва-едва.
Послушаем-ка их слова:

-Куда, Владимир, ты уходишь?
-О да, Евгений, мне пора!
-Постой. с кем время ты проводишь?
Скажи, ужель нашлась дыра?

-О да! Ты прав. Но только, только…
-Ну, шаровые, ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?
Что? Не дает? Как не дает?!

Знать, ты неверно, братец, просишь.
Постой, ведь ты меня не бросишь
На целый вечер одного?
Ха-ха! Добьемся своего!

Скажи, там есть еще одна?
Родная Ольгина сестра?!
Сведи меня.
-Ты шутишь?
-Нет.
-Ты будешь трахать ту, я — эту.
Так что-ж, мне можно собираться?
И вот друзья уж рядом мчатся.

Но в этот день мои друзья
Не получили ничего,
За исключеньем угощенья.
И, рано испросив прощенья,
Летят домой дорогой краткой.

Мы их послушаем украдкой:
-Ну, как у Лариных?
-Фигня! Напрасно поднял ты меня.
Я трахать никого не стану,
Тебе ж советую Татьяну.

-Но почему?
-Эх, друг мой, Вова,
Баб понимаешь ты фигово!
Владимир сухо отвечал,
А после во весь путь молчал.

Домой приехал, принял дозу,
Ширнулся, сел и загрустил.
Одной рукой стихи строчил,
Другою…делом занмался…

Меж тем развратников явленье
У Лариных произвело
На баб такое впечатленье,
Что у сетер живот свело.

Итак, она звалась Татьяной.
Грудь, ноги, попка без изъяна
И этих ног счатливый плен
Мужской еще не ведал член.

А думаете, не хотела
Она попробовать конца?
-Хотела так, что аж потела
И изменялася с лица.

И все-же, несмотря на это,
Благовоспитана была.
Романы про любовь искала
Читала их, во сне летала,
И нежность строго берегла.

Не спиться Тане, враг не дремлет
Любовный жар её объемлет.
-Ах, наня, няня, не могу я!
Открой окно, зажги свечу…
-Ты что, дитя?
-Хочу я члена,
Онегина скорей хочу!

Татьяна утром рано встала,
Прическу модно начесала,
И села у окошка сечь,
Как Бобик Жучку будет влечь.

А Бобик Жучку шпарит раком!
Чего бояться им, собакам?
Лишь ветерок в листве шуршит
а там, глядишь, и он спешит…

И думает во мленьи Таня:
«Как это Бобик не устанет
Работать в этих скоростях?»
Так нам приходиться в гостях
Или на лесничной площадке
Кого-то трахать без оглядки.

Вот Бобик кончил, с жучки слез
И вместе с ней умчался в лес.
Татьяна ж у окна одна
Осталась, горьких дум полна.

А что-ж Онегин? С похмелюги
Рассола выпил целый жбан.
Нет средства лучше. Верно, други?
И курит стоптанный долбан.

О долбаны, бычки, окурки!
Порой, вы слаще сигарет!
Мы ведь не ценим вас, придурки,
Иль ценим вас, когда вас нет.

Во рту гавно, курит охота,
В кармане только пятачок,
И тут в углу находит кто-то
Полураздавленный бычок.

И крики радости по праву
Из глоток страждущих слышны.
Я честь пою, пою вам славу
Бучки, окурки, долбаны!

Еще кувшин рассолу просит,
И тут письмо служанка вност
Письмо Онегин написал-
Татьяну на свиданье звал.

Себя не долго Женя мучил
Раздумьем тягостным, и вновь,
Так как покой ему наскучил,
Вином в нем заиграла кровь.

В мечтах Татьяну он представил,
И так, и сяк ее поставил…
Решил: » сегодня ввечеру
Сию Татьяну отдеру!»

День пролетел, как миг единый.
И вот Онегин уж идет.
как и условлено, в старинный
Тенистый парк. Татьяна ждет.

Минуты две они молчали…
Подумал Женя:»Ну, держись!»
Он ей сказал:»Вы мне писали…»
И рявкнул вдруг:»А ну, ложись!!»

Орех, могучий и суровый,
Стыдливо ветви отводил,
Когда Онегин член багровый
Из плена брюк освободил.

От ласк Онегина небрежных
Татьяна как в бреду была.
Шуршанье платьев белоснежных…
И, послестонов неизбежных,
Свою невинность пролила.

Ну, а невинность — это, братцы,
Востину, и смех, и грех.
Хоть, если глубже разобраться,
Надо разгрызть, чтоб съесть орех.

Но тут меня вы извините —
Изгрыз, поверьте, сколько мог.
Теперь увольте и простите —
Я целок больше не ломок.

Ну вот, пока мы здесь шутили,
Онегин Таню отдолбал,
И нам придется вместе с ними
Скорее поспешить на бал.

О, бал давно уже в разгаре.
В гостиной жмутся пара к паре.
И лик мужчин все напряжен
На баб всех, кроме личных жен.

Да и примерные супруги
В отместку брачному кольцу,
Кружась с партнером в бальном круге
К чужому тянутся концу.

В соседней комнате, смотри-ка!
На скатерти зеленой — сика.
А за портьерою в углу
Cношают бабу на полу.

Лакеи быстрые снуют,
В бильярдной все уже блюют,
Там хлопают бутылок пробки…

Татьяна же, одернув юбки,
Наверх тихонько поднялась,
Закрыла дверь и улеглась.

В сортир летит Евгений сходу.
Имел он за собою моду
Усталость тела душем снять,
Что нам не вредно б перенять.

Затем к столу Евгений мчится.
И надо же беде случиться —
Владимир с Ольгой за столом.
Беседуют о том, о сем.

Он к ним идет походкой чинной,
Целует руку ей легко;
— Здорово, Вова, друг старинный!
Jeveus nome preaux, бокал «Клико»!

Бутылочку «Клико» сначала,
Потом «Зубровку», «Хванчкару».
И через час уже шатало
Друзей, как листья на ветру.

А за бутылкою «Особой»
Онегин, плюнув вверх икрой,
Назвал Владимира: «Убогий!»
А Ольгу — «драною дырой»

Владимир, поблевав немного,
Чего-то стал орать в пылу.
Но, бровь свою насупив строго,
Сказал Евгений: «Пасть порву!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Тост дня

Однажды к Богу явился мужчина и попросил сотворить ему женщину, чтобы взять ее в жены. Бог взял немного солнечного света, задумчивое лунное сияние, стройность серны, кротость голубя, красоту белоснежного лебедя, дуновение ветерка, легкость пуха, прибавил болтливость сороки, пение соловья, потоки дождя, ужасы грома и молнии. Все смешал, и из этой смеси получилась прекрасная женщина. Бог вдохнул в нее жизнь, отдал мужчине: - Бери и мучайся! Так выпьем же за эту прекрасную смесь!

Картинка

6

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Replacer.NET ratings for www.byz.ru

Byz.ru, since 1999